buy generic cialis online 24e2f44e

Свистунов А - Ворота Рая



А. Свистунов
(Ташкент)
Ворота Рая
Народ яростно толкался, устремляясь куда-то с невиданной ранее
целеустремленностью. Она направляла людские потоки через прилегающие улицы
и бодрым маршем вливала их в бурлящую массу на главной площади города.
Водовороты человеческого темперамента закипали, сталкиваясь друг с другом,
разбрасывая искры эмоций.
В одном из таких водоворотов волей безрассудного случая оказался
Пчелкин. Сегодня утром он как обычно вышел из дома по делам, но зазевался,
пораженный новизной и масштабностью явления, потерял себя в толпе и
оказался на площади.
На месте Пчелкин, однако, не растерялся. Он приметил, куда стремится
народ, приник к земле и стал быстро и ловко продираться сквозь частокол
ног, одновременно громко вопрошая:
- Что здесь происходит? Куда стоим? Чего дают?
- Счастье, - мрачно произнес над ним некто весьма скептически,
продолжая, однако, двигаться в том же направлении. - Оптом и в розницу.
- Что?! - Пчелкин стремительно поднялся. - Дефицит по дешевке?
- Серость, - снисходительно бросил некто.
Он сунул под нос Пчелкину свежий выпуск вчерашних "Местных известий" и
ткнул пальцем в неприметное объявление:
С завтрашнего дня начинает
функционировать
кооператив "Апостол Петр и К°".
Открываем доступ в счастливое будущее
с 10-00 до 19-00.
Вход по пригласительным билетам.
Пчелкин радостно рванулся было к желанным воротам, но не ощутил в
нагрудном кармане приятной жесткости пригласительного билета. Он
остановился и решил для начала понаблюдать.
Источник столь сильного волнения людского моря (баллов пять-шесть),
заполнившего площадь, находился у турникета, который выстраивал народ в
колонну по одному.
Взмокшие от грандиозных усилий достойные претенденты, сосредоточенно
работая локтями, отпихивали друг друга или, нежно обняв таких же
решительных дамочек за талию, с истинно джентльменской учтивостью
выбрасывали их из очереди. Дамочки, не оставаясь в долгу, истошно визжали и
царапали джентльменские физиономии. Словом, каждый стремился перебежать
друг другу дорогу в счастливое будущее.
В мертвой зоне, огороженной веревочными барьерами, по обе стороны
турникета равнодушно и неторопливо орудовали два здоровенных демона в белых
портупеях. Один то и дело весьма чувствительными разрядами атмосферного
электричества, истекавшего из его простертых дланей, подравнивал не в меру
разрезвившуюся толпу. Второй, вперив свой демонический взгляд в очередного
претендента, высвечивал его не очень чистое нутро и, вздохнув, пропускал
дальше, к апостолу Петру.
Благообразный старичок с седой бородкой, в костюме-тройке,
стеснительно прятал за спиной связку заржавленных ключей различного
калибра. Свободной же рукой радушно принимал эмигранта и, прошептав ему на
ухо какое-то напутствие, пропихивал того в приоткрытую воротину, на которой
висел такой же заржавленный, как ключи, амбарный замок.
Представительный дядя с женой и дочкой, решительно растолкав народ,
пролез к турникету, перевел дыхание и прокричал апостолу, что он-де имеет
право, он официальное лицо, а остальные втерлись. И вообще, мы дело
разрешили, мы можем и запретить.
- Эти со мной, - бросил он па ходу демонам, отдавшим ему честь, и
показал глазами на жену и дочку. Дочка, впрочем, до апостола пока не
добралась. Она несколько задержалась, болтая на ходу с бравыми ребятами
спортивного вида, которые сноровисто расчищали себе путь к воротам,
оставляя за собой вопли и стоны... Родители не смутились потерей своею чада
и быстро проско



Назад