24e2f44e анализатор для покера, admin. | порошковая покраска дисков |

Связов Евгений - Отчёты Агента Достал 1



ЕВГЕНИЙ СВЯЗОВ
ОТЧЁТ 00 ЖИЛ (КАКТО) СТАРИК БЕЗ СТАРУХИ...
ОТЧЁТЫ АГЕНТА ДОСТАЛ – 1
ДЕПАРТАМЕНТ НЕПРИСОЕДИНЁННЫХ ПЛАНЕТ ФОРМА 12/А (ОТЧЁТ ОПЕРАЦИИ) (заполняется от руки на бумагу в единственном экземпляре)
“Мертвые не потеют. Они воняют другим способом” Энциклопедия Неприятностей, Том 1, “Приятности” стр. 89 “Вводная статья, примеры.”
30.12.99 от Р.Х. 19.47 по Москве.
Когда Ваша машина неожиданно взрывается, Вы начинаете понимать, что Жизнь отмерила на Вас очередную порцию приключений. И Вам остаётся только надеяться, что у приключений будут чёткие и жёсткие формы, и у Вас будет возможность получить от них пользу. И что вы не попадёте в расплывчатые события, которые сваляться на Вас и вываляться из Вас, оставив чувство опустошенности.
У меня не было машины, которая могла бы неожиданно взорваться. Так же не было у меня девушки, которая могла взорваться в чьейнибудь чужой машине. Не было у меня и работы, куда могли подложить бомбу.

Даже какоголибо любимого занятия у меня не было.
Их у меня не было потому, что их отсутствие меня не беспокоило.
Вокруг было ещё много всякого такого, чего у меня не было. Но я не особенно беспокоился по поводу того, что это всякие вещи принадлежат не мне. Беспокоили меня люди, которые считали меня семьёй и искренне верили, что у них есть право требовать от меня того же.

Время от времени они пытались попользоваться этим воображаемым правом и очень удивлялись, когда у них ничего не получалось. А обычно не получалось, потому что мне не очень нравилось, когда ктото пытается мною попользоваться для своего личного комфорта. Я не вибратор.

И быть им или какимлибо схожим предметом не входило в список моих заветных желаний. Потому что такого списка у меня тоже не было.
Вообщето, у меня было одно заветное желание – красиво умереть. Но некая липкая вязкая нечегонеделательность, в которой я талантливо себя утопил по самые уши, удерживала от осуществления даже такого простого желания.
Я ждал.
Иногда, когда ждать становилось невтерпёж, я срывался и начинал делать чтонибудь. В процессе выяснялось, что всё, что я делал, сводилось к раздолбыванию того, что попадало под руку в качестве виноватого в моём срыве.
Носом к рылу со своей раздолбывайской сущностью я сталкиваться не любил, и с каждым прожитым годом готовность срываться уменьшалась, сжималась, скукоживалась, и я всё больше и больше становился спрятавшимся в холодильнике куском мяса, все желания которого сводились к одному – оттянуть момент попадания на горячую сковородку.
Желание не попадать попой на горячий чугун болезненно не сочеталось с желанием выбраться из морозилки и ожить, предварительно оттаяв. Вылезать из привычной и уютной морозилки семьи, дома, города было страшно. Мучило предчувствие, что разморозившись, я сгнию. Или меня съедят…
… Красавица.
Я перевёл внимание с себя на чрезвычайно эффективную девочку, эльфообразную [1] рыжеволоску американоидного прикида. Недостатков в доказательствах своей эффективности у неё не наблюдалось, судя по способности смотреть на людей так, как она смотрела на меня – брезгливо с высоты иньяза, IQ [2] за 140, папыдипломата и десятка новорусских друзей с парами литров чешского пива внутри.
Пока я тяжелил взгляд, какаято самостоятельная сущность, обитавшая за моим затылком, сотворила над её головой контейнер чегото невидимого, но весьма тяжелого и липкого. Сущность время от времени сообщала мне о своих действиях заранее, но обычно заготавливала дрова впрок и гордо удалялась, оставляя меня с матерью разгре



Назад