24e2f44e квик дек технология укладки. | картридж rffe |

Сейфуллина Л - Собственность



Лидия СЕЙФУЛЛИНА
СОБСТВЕННОСТЬ
I
Кузнец Трунов пил горькую. Семья его бедствовала. Старшая дочь,
красивая Лизавета, вышла замуж за нелюдимого, нехорошего лицом и телом,
набожного вдовца. Сожительство с ним претило ей. Но была она сыта, одета,
обута, защищена от злых соседей. Родные и знакомые считали ее жизнь
счастьем. Мать хотела, чтоб и вторую подрастающую дочь Клавдию миновали
нищета и порок, чтобы устроилась она так же, как старшая.
В один апрельский вечер, за всенощной, усталая старая мать молилась об
этом богу. Она устремляла искательный взгляд на иконы, на трепетный огонь
свечей, навстречу душистому кадильному дыму, вздыхала, простиралась ниц,
часто крестилась боязливыми мелкими крестами. Близ нее сердито молилась
увечная женщина, знаменитая в городе белошвейка. От сухотки спинного мозга
ей плохо служили ноги. Она то и дело присаживалась на складной ковровый
стульчик у стены. Тогда странный взгляд ее затуманенных глаз с
неравномерными зрачками бегал по толпе молящихся.
Униженное, суетливое моленье старухи разжалобило ее. По выходе из
церкви они разговорились и пошли рядом. Костистая Трунова бережно
поддерживала под локоть низенькую рыхлую белошвейку. Рассказывая, она
неловко взмахивала левой рукой, будто подшибленным сухим крылом. Горестные
движения заскорузлых, темных ее пальцев были выразительней, чем слова.
Белошвейка сочувственно приговаривала чудесным голосом, нежным, искренним,
как у детей. Она обещала даром учить, одевать и кормить Клавдию, с тем
чтобы, обучившись ремеслу, девушка отработала на хозяйку еще три года за
небольшое жалованье. Озирая темнеющее небо с яркой каймой заката,
белошвейка назидательно проговорила:
- И на небе и на земле создал бог прекрасную красоту.
И людям была бы жизнь прекрасная, если б достойны были.
Бог за всех, а мы уж друг за друга. Бумажку мы у нотариуса заверим.
Завтра приходи. Мой домишко в Заречной тебе все покажут.
II
Проезжал освободившийся катафалк. Траурные лошади бежали вольной
рысцой. За колесницей вздымалась позолоченная солнцем веселая пыль. Клавдя
приостановилась на перекрестке.
Черный возница крикнул ей:
- Хороша девчонка, жалко - некогда!
Клавдя слов не разобрала, засмеялась в ответ на обрадованный взгляд. У
ней было хорошо на душе. Утром чай пила с молоком и с сахаром. На теле - :
чистая рубашка, отмытые ноги обуты, платьице, перешитое из старья, сидело
ловко. Воспоминанье о том, что всего месяц назад она виновато шныряла меж
людей босой, простоволосой, голодной, не омрачало ее сегодняшней радости.
На ходу она потаенно пела, иногда беззвучно шевеля губами. В песню
вплетались ее собственные мечтанья.
Когда белошвейка станет ей платить за работу, она справит себе зеленую
шерстяную юбку и две-три кофточки. Одну - розовую шелковую, как у Шурки
гулящей. Этой кофточке завидовали все женщины на улице. Потом она купит
матери валенки к зиме, а весной - крепкие ботинки. Так, мечтая, она
откормила, одела всю несчастливую свою семью и пристроила себя. Она вышла
замуж. Ее муж улыбался ей, как проехавший мимо приветливый похоронщик, но
лицом и голосом походил на молоденького почтальона. Тот приносил зимой
Труновым письмо с родины. Клавдя больше не видела его, но дважды он
приснился ей. Один раз - будто смотрит на нее во все глаза, берет за руку
и говорит: "Милка моя". Во втором сне он шел по странной цветущей дороге,
оглядывался на Клавдю, кланялся ей, не то звал, не то прощался. Клавдя
хотела побежать за ним, но не могла двинуть ногами,



Назад